Для эффективного участия в торгах и быстрого начала работы на ЭТП ГПБ рекомендуем вам воспользоваться услугой сопровождения.

Звонок бесплатный, уточните свой ИНН
Обратный звонок
  • Техподдержка8 800 100-66-22
  • Сопровождение7 495 150-06-61
  • Обратный звонок

    Для развития инфраструктуры северных портов Газпромбанк предлагает «Цифровой двойник»

    Производственная мощность морских портов российской Арктики в ближайшие годы будет расти. В планах региона – значительно увеличить объемы внутренних и международных грузоперевозок. Прежде всего, речь идет о транспортировке углеводородов, угля, руды и металлов. Но реализация практически всех проектов, касающихся портов и в целом арктической зоны, более чем на 50% состоит из внебюджетных инвестиций. Как привлечь еще больше инвесторов, обеспечить технологичность и безопасность функционирования портовой инфраструктуры рассказали эксперты на Международном Арктическом форуме в Санкт-Петербурге. 

    Освоение Арктики идет быстрыми темпами, и все ведущие экономики Азии и Европы участвуют в этом процессе. «В арктической зоне находится 18 портов, шесть из них – на акватории Северного морского пути. В 2018 г. грузооборот этих портов составил 92 млн т и увеличился по сравнению с 2017 г. на 27%», – рассказал Андрей Лаврищев, генеральный директор Росморпорта. По его словам, в наиболее крупных портах в Мурманской области, в Сабетте, в Архангельске созданы полномасштабные системы безопасности мореплавания, включающие в себя систему управления движением судов.

    Вместе с этим есть и ряд проблем, связанных с недостаточным развитием инфраструктуры северных портов. Основные обозначил Руслан Давыдов, первый замруководителя Федеральной таможенной службы: «Несовершенное техническое обустройство, не хватает докеров, погрузочно-разгрузочной техники и людей, которые бы на всем этом работали».

    Эксперты отметили необходимость взаимодействия между российским правительством и бизнесом по вопросам расположения хабов, перевалочных узлов в Арктике. Но главное, нужно обеспечить прозрачность в сотрудничестве всех игроков в регионе, отметили участники дискуссии.

    «У любых проектов должен быть инвестор, назовем его «ледоколом», который способен тащить на себе проекты и своей ликвидностью закрывать проблемы, которые возникают на его пути. А когда такого «ледокола» нет, то чаще всего проект разваливается, не дойдя до середины реализации, – говорит Михаил Константинов, исполнительный вице-президент Газпромбанка, генеральный директор Электронной торговой площадки Газпромбанка (ЭТП ГПБ). – Привлечение инвестиций в регион сегодня – необходимость, они нужны для создания инновационного производства. Но сегодня особенно заметен кризис недоверия между всеми участниками процесса развития инфраструктуры северных портов. Однако кризис недоверия и, соответственно, риски, которые от него возникают, можно свести на нет».

    По словам Михаила Константинова, главная задача – обеспечить одинаковую прозрачность, как минимум, трем категориям инвесторов. «Первый – это индустриальный инвестор, он же часто и «ледокол», который заинтересован в том, чтобы продукция или услуга, которые производятся сдаваемым объектом, вошла в его технологический цикл. Второй тип – это какое-то количество институциональных инвесторов, которые не рассчитывают на будущий доход, их можно считать инфраструктурной облигацией, даже если это именно так не сформулировано. И, наконец, третий тип инвестора – это регион, который обычно ждет дольше всех, переориентирует свои проекты ГЧП под определенный проект или градообразующий объект, иногда и переструктурирует свой бюджет, затаскивая в проект инфраструктуру, в том числе социальную. И все это при среднем сроке окупаемости в 10-20 лет, когда появляется вторая производная – малый бизнес», – отметил Константинов.

    Он подчеркнул, что индустриального инвестора, функционального и регион – нужно связать между собой и теми, кто реально что-то строит в регионе. «При этом нужно показывать всем участникам в режиме реального времени все изменения по проекту, его реальную реализацию и актуальную документацию. Как правило, только когда проект находится уже на завершающей стадии, под него есть актуальная документация, которая соответствует тому, что построено», – сказал Константинов. Эксперт добавил, что объединение инвесторов и всю совокупность этих задач можно перевести на цифровую платформу, которая позволит снизить риски взаимодействия игроков в регионе. В частности, ее эффективная и успешная эксплуатация могут решить и такую проблему, как кризис недоверия. Речь идет о «цифровом двойнике строящегося промышленного производства» – электронном двойнике строящегося объекта, позволяющем предусмотреть финансовые и технологические риски на этапе планирования строительства, а также решить проблему целевого расходования средств в момент формирования обязательств.

    «Цель «цифрового двойника» – связать всех его участников в единой электронной цифровой среде, в одном интерфейсе с одинаковым набором правил взаимодействия контрагентов и общей юридической базой, – подчеркнул Михаил Константинов. – Первая задача «цифрового двойника» – связать проектную документацию со сметной документацией. Вторая задача – контроль проектной документации и соотнесение ее с деятельностью многочисленных подрядчиков строящегося предприятия».

    Отдельно спикер объяснил пользу «цифрового двойника» для взаимодействия с контролирующими органами власти. «В цифровой среде, собравшей все договорные отношения, проектную и сметную документацию с подтвержденным независимым строительным или монтажным контролем, представителю регулятора гораздо проще разобраться, – отметил он. – Например, «цифровой двойник» позволяет избежать ситуации, когда регулятор накладывает вето на возврат НДС в размере 20% от стоимости проекта в результате сомнений в операции на одном из уровней цепочки кооперации».


    Для обсуждения этой статьи и оперативного получения информации по теме закупок присоединяйтесь к нам в соц. сетях
    предыдущая записьназад к спискуследующая запись
    Позвонить