star-emptystar-fulldollareurroublearrow-upmenuphonefacebook2whatsapptelegramabcdefghijklmnopqrstu

Для эффективного участия в торгах и быстрого начала работы на ЭТП ГПБ рекомендуем вам воспользоваться услугой сопровождения.

Звонок бесплатный, перед обращением уточните свой ИННОбратный звонок

Монополия в действии или два сценария для гособоронзаказа

Поделиться

Т94: В июле этого года прошел предварительный отбор ЭТП, которые получат право работать по 44-ФЗ.  Как вы оцениваете первые итоги?


Михаил Константинов: Закупочное законодательство в части проведения отбора ЭТП не исполнялось почти десять лет. Так что текущую ситуацию, когда отбор все же произошел, я оцениваю положительно. Да, предписания закона исполнены через дополнительные поправки в нему, через подзаконные акты, через «бланкетные» нормы, к которым есть юридические вопросы. И тем не менее, закон начали исполнять. Это безусловное благо, ведь «повисшие» законы, которые должны существенно регулировать экономическую деятельность – очень опасная история. Открытый вопрос, с кем из ЭТП правительство в итоге подпишет соглашения, кто позже может быть исключен из списка аккредитованных площадок. Очевидно, что некоторым ЭТП исключение из списка грозит в большей степени, некоторым в меньшей. Площадки, оказавшиеся в зоне риска, будут напрягать ресурсы, чтобы поправить ситуацию. Если не получится поправить положение рыночными методами, они будут действовать с помощью лоббистских рычагов. Это тоже нормально, это признак рыночной экономики – возможность бороться за свой бизнес.  Большой прогресс в том, что сейчас не может произойти ситуация, когда кто-то придет и скажет, что будет «так», а все остальные ЭТП – «свободны».


Т94: В продолжение вашей мысли, хотелось бы уточнить ситуацию с бессрочными контрактами у ЭТП, которые могут быть расторгнуты в любой момент. Не кажется ли вам, что из-за отсутствия в контракте четких сроков работы площадки будут менее защищены и не получат должных гарантий?


МК: Сейчас действительно речь идет о том, что ЭТП будут работать по бессрочным контрактам. Как в любом бессрочном контракте, в случае с ЭТП предусмотрен простой механизм расторжения договора в тридцатидневный срок. Нельзя исключать ситуаций, когда может быть принято специальное постановление правительства под конкретную торговую площадку, чтобы расторгнуть с ней договор. Но если договор будет расторгнут без достаточной мотивации, а площадка работает без нарушения действующих и будущих постановлений правительства – это уже предмет для разбирательства в арбитражном суде. Надо понимать, что все механизмы защиты остаются у ЭТП.


Искренне надеюсь, что ни с кем такой истории не произойдет, это приведет к дисбалансу экономики, которая пытается развиваться и наращивать производственные мощности. Надо быть сконцентрированным на промышленном развитии, а не на «проформе». Самое лучшее, если правительство не даст бизнесу поводов думать о защите. Всегда есть самый простой путь – оставить одну торговую площадку на рынке. Однако в правительстве по этому пути не пошли, что автоматически означает, что определенное количество прав и свобод все-таки сохранилось у бизнеса.


Т94: Однако весь гособоронзаказ будет сконцентрирован на одной площадке – АСТ ГОЗ. Игроков рынка закупок эта ситуация не смущает?


МК: АСТ ГОЗ – это изначально осознанная попытка создания монополии. Например, в конце прошлого года была директива тогдашнего вице-премьера Игоря Шувалова, предписывающая оборонным предприятиям перевести закупки на АСТ ГОЗ. Потом появились требования о гостайне, при этом соответствующая категория была лишь у одной площадки – у АСТ ГОЗ. Вырисовывается заведомо неконкурентная история. Я уверен, что либо экономические аргументы подскажут другим участникам рынка заняться этой темой и во взаимодействии с правительством выровнять ситуацию, либо качество обслуживания у монополиста приведет к тому, что возникнут реальные проблемы с производственной деятельностью у клиентов этого монополиста. Понимаете, монополия – всегда зло. Мы исходим из этого тезиса, который нам привила Федеральная антимонопольная служба, это ее позиция. Участники рынка видят, что признаки искусственной монополизации налицо. Оградить от лишних знаний наших западных партнеров можно просто не публикуя сведений о гособоронзаказе в Единой информационной системе. Будем честны, это может делать любая площадка, которую оборонные предприятия выбрали ранее. Теперь их принудительно вынуждают мигрировать на другую площадку, которая, хочу заметить, является коммерческой, чтобы сконцентрировать там пул заказов.


Может быть, в будущем правительство пойдет по пути национализации этой площадки: она может быть выкуплена у собственников государством для обеспечения своих ключевых функций. То есть, возможно появление государственного оператора, который будет бесплатен и для заказчиков, и для поставщиков. Тогда для рынка это будет понятная история: мы как коммерческие компании не можем работать бесплатно. Подводя итог, я вижу два логичных сценария развития ситуации на рынке гособоронзаказа. В первом случае – разбавление монополии на основании действующего законодательства, во втором случае – национализация ЭТП в гособоронзаказе. По моему мнению, появление государственной площадки – более эффективное решение, оно гарантирует бесплатность всех процедур. Качество услуг при реализации этого сценария вызывает вопросы, но это уже другая история.


Возможен и третий вариант появления монополии, когда все закупки переедут на ЕИС. Появится закупочный портал, а площадки, работающие в сфере 44-ФЗ прекратят существование. ЕИС существенно дорабатывается в последнее время, появляются новые процедуры, пока в режиме интеграции с существующим площадками. Это явно свидетельствует о том, что большинство значимых решений, к примеру, подведение итогов, будет происходить на ЕИС. Сервисы по управлению затратами могут остаться и на торговых площадках. При таком развитии событий ЕИС будет передано в концессию Ростеху. Существует письмо, по которому Ростеху передали ЕИС в эксплуатацию (решение правительства было принято в соответствии с поручением президента РФ Владимира Путина № Пр-103 от 19.01.2017 – прим. ред.), а вторая часть о концессии не выполнена. Новое правительство должно его реализовать.


Т94: На ваш взгляд, возможно ли слияние рынков закупок по 44-ФЗ и 223-ФЗ?


МК: Безусловно, это возможно. Они сначала объединяться на уровне торговых площадок при очень большом сопротивлении корпораций, которые не захотят терять удобную систему закупок.


Т94: Не считаете ли вы, что подобные действия негативно отразятся на рынке?


МК: Любой принудительный закон, когда он не оправдан экономически, является злом. Любое принуждение к заключению договора – тоже. Это даже можно не обсуждать, поскольку все о свободе договора написано в Конституции. Мы сейчас не говорим о распределении бюджетных средств, речь об акционерных обществах. При этом неважно, есть ли в этих компаниях государственная доля. Принудительные регулятивные решения крайне отрицательно сказываются на работе отечественных компаний, которые конкурируют на западных рынках в условиях все новых и новых санкций. Компании будут вынуждены тратить ресурсы на изменение своих бизнес-процессов внутри страны вместо того, чтобы развиваться на внешних рынках.


Т94: Как будет развиваться рынок закупок по 44-ФЗ с учетом появления двух новых игроков-ЭТП? Стоит ли ждать какого-то серьезного перераспределения долей рынка?


МК: Можно получить долю на этом рынке, но не очень значительную. Например, 10-20% завоевать нельзя. Любая компания, надеющаяся на это, зря старается. Можно получить 5-6%. Рынок будет переделен в любом случае, так как пришла «свежая кровь» с дополнительными сервисами, с идеями из корпоративного управления, которые госкомпаниям могут оказаться полезными, так как они раньше не задумывались об этом. Но на примере других предприятий они могут увидеть полезность новых сервисов и попробовать их внедрить. Площадки, пришедшие на рынок закупок по 44-ФЗ, умеют оценивать и подстраиваться под производственные процессы заказчиков. Площадки, которые сейчас выступают операторами закупок в рамках 44-ФЗ, также умеют это делать. Все федеральные органы исполнительной власти спокойно останутся на тех площадках, которые их сейчас обслуживают. Они не задумываются о переходе на сервисную модель ведения бизнеса, так как у них нет производства. Новым площадкам стоит направить свои усилия на работу с предприятиями, которые не успели или не имели возможности провести акционирование, но при этом пытаются производить какую-либо продукцию. В этом сегменте можно сделать очень многое, предлагая идеи централизации компонентов управления затратами для заказчиков. Сотрудничая в таком формате, закупщики за счет своих совокупных потребностей смогут устранять пропасть между сферой госзакупок и коммерческим рынком. При закупках по 44-ФЗ цена контракта всегда оказывается дороже, что обусловлено сложностью оформления закупочной документации. Именно поэтому  компании МСП не всегда готовы связываться с рынком госзакупок. Сейчас существуют компании-посредники, которые умеют готовить документы и выигрывать тендеры по 44-ФЗ, передавая исполнение контракта на субподряд. Они ничего не создают, их роль в формировании ВВП отрицательна. Появление новых ЭТП по 44-ФЗ может помочь в решении этой проблемы, это своего рода предупреждающий сигнал для людей, занимающихся созданием компаний под конкретную закупку.


Т94: Как известно, до 1 октября отобранные площадки должны пройти много проверок. Есть ли у ЭТП ГПБ дорожная карта подготовки к проверкам?


МК: Безусловно, дорожная карта есть у каждой площадки. Но, во-первых, состав проверок нам пока неизвестен. Мы подозреваем, что процесс будет похож на те проверки, которые проходили при продлении соглашений с ЭТП для работы по 44-ФЗ. Но мы не уверены, что все будет аналогично. Надеемся, что нам расскажут и дадут время подготовиться, потому что у нас нет опыта прохождения таких проверок по 44-ФЗ. В любом случае, ждем коллег из Минфина и ФАС, чтобы показать текущие наши решения, дать исчерпывающие пояснения по нашей работе. Сейчас мы видим, что Минфин и Федеральное казначейство настроены конструктивно, и аудит будет профессиональным. Профессиональная компания и профессиональный проверяющий говорят на одном языке, у них общий глоссарий, общее понимание процессов и потребностей поставщиков и заказчиков. С моей точки зрения, проверяющий должен уметь совершить в системе действия, которые выполняет и заказчик, и поставщик. Поэтому мы предоставим регулятору возможность тестировать нашу систему. Также мы всегда готовы к новым поручениям, чтобы улучшить наши сервисы.

Для обсуждения этой статьи и оперативного получения информации по теме закупок присоединяйтесь к нам в соц. сетях
предыдущая записьназад к спискуследующая запись
Другие новости

11 апреля 2018 г.

«Белая книга» региональных госзакупок

Подробнее

17 ноября 2017 г.

Депутаты Госдумы сделают госзаказ в сфере культуры эффективнее

Подробнее

11 апреля 2017 г.

Перевод системы госзакупок в электронный вид откладывается

Подробнее
Позвонить